Расточительство гк

Статья 30 ГК РФ. Ограничение дееспособности гражданина (действующая редакция)

Расточительство гк

Гражданский кодекс, N 51-ФЗ | ст. 30 ГК РФ

1. Гражданин, который вследствие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство.

Он вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки.

Совершать другие сделки он может лишь с согласия попечителя. Однако такой гражданин самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред. Попечитель получает и расходует заработок, пенсию и иные доходы гражданина, ограниченного судом в дееспособности, в интересах подопечного в порядке, предусмотренном статьей 37 настоящего Кодекса.

2. Гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство.

Такой гражданин совершает сделки, за исключением сделок, предусмотренных подпунктами 1 и 4 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса, с письменного согласия попечителя.

Сделка, совершенная таким гражданином, действительна также при ее последующем письменном одобрении его попечителем.

Сделки, предусмотренные подпунктами 1 и 4 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса, такой гражданин вправе совершать самостоятельно.

Гражданин, ограниченный судом в дееспособности по основаниям, предусмотренным настоящим пунктом, может распоряжаться выплачиваемыми на него алиментами, социальной пенсией, возмещением вреда здоровью и в связи со смертью кормильца и иными предоставляемыми на его содержание выплатами с письменного согласия попечителя, за исключением выплат, которые указаны в подпункте 1 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса и которыми он вправе распоряжаться самостоятельно. Такой гражданин вправе распоряжаться указанными выплатами в течение срока, определенного попечителем. Распоряжение указанными выплатами может быть прекращено до истечения данного срока по решению попечителя.

При наличии достаточных оснований суд по ходатайству попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить такого гражданина права самостоятельно распоряжаться своими доходами, указанными в подпункте 1 пункта 2 статьи 26 настоящего Кодекса.

Гражданин, дееспособность которого ограничена вследствие психического расстройства, самостоятельно несет имущественную ответственность по сделкам, совершенным им в соответствии с настоящей статьей. За причиненный им вред такой гражданин несет ответственность в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Если основания, в силу которых гражданин был ограничен в дееспособности, отпали, суд отменяет ограничение его дееспособности. На основании решения суда отменяется установленное над гражданином попечительство.

Если психическое состояние гражданина, который вследствие психического расстройства был в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи ограничен в дееспособности, изменилось, суд признает его недееспособным в соответствии со статьей 29 настоящего Кодекса или отменяет ограничение его дееспособности.

Постоянная ссылка на документ URL документа [скопировать] HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать] BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать] в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

  • Решение Верховного суда: Определение N 308-ЭС16-3209, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьей 71 АПК РФ представленные сторонами доказательства, суды, руководствуясь статьями 309, 30, 395, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее Кодекс), пришли к выводу об обоснованности требований первоначального иска, исходя из подтвержденности факта оказания спорных услуг и отсутствия доказательств их оплаты…
  • Решение Верховного суда: Определение N 310-ЭС15-14627, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьей 71 АПК РФ представленные сторонами доказательства, суды, руководствуясь статьями 309, 30, 539, 544 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу об обоснованности заявленных требований, исходя из установленного факта поставки энергоресурса в спорный период и отсутствия доказательств его оплаты в полном объеме…
  • Решение Верховного суда: Определение N 306-КГ17-5044, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация банковским операциям открытых в рамках договора), путем включения данной информации в договор банковского счета физического лица, в соответствии с пунктами 1, 2 статьи 10 Закона о защите прав потребителей, пунктами 1, 2 статьи 846 Гражданского кодекса, статьей 30 Закона о банках и банковской деятельности. Не согласившись с указанным предписанием, банк обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением. Отказывая в удовлетворении заявленного требования…

Источник: https://www.zakonrf.info/gk/30/

Расточительство в гражданском праве: постановка проблемы

Расточительство гк

В настоящее время можно лишь сожалеть о том, что в российской цивилистической науке до сих пор отсутствуют исследования, посвященные возможности или, наоборот, невозможности превращения гражданско-правовых норм, действующих и могущих действовать в составе комплексных законов, в «материнские» нормы ГК РФ.

Остается также открытым вопрос о том варианте понятия одно-уровнего гражданского законодательства, на основе которого был подготовлен проект части четвертой ГК РФ. К сожалению, в законодательной практике деятельности Федерального Собрания РФ вообще не поощряется в обоснование принимаемых законов ссылаться на какие-либо научные концепции и теории, а жаль.

Ознакомление же с самим рассматриваемым законом не оставля-

ет сомнений в том, что по своей целевой направленности он объективно имеет не про-, а антикодификационный характер.

В связи с этим представляется, что часть четвертая ГК РФ может быть введена в действие лишь при условии принятия федерального конституционного закона о внесении следующих изменений в п. «о» ст.

71 Конституции РФ: после слова «гражданское,» дополнить словами «включая правовое регулирование интеллектуальной собственности,» с исключением слов «правовое регулирование интеллектуальной собственности;» из названного пункта статьи. В противном случае, на основании п. «а» ч. 2 и ч. 6 ст.

125 Конституции РФ, часть четвертая ГК РФ должна быть признана неконституционным законом и в связи с этим утратить силу. Третьего пути, по нашему глубокому убеждению, не дано.

Расточительство в Гражданском праве: постановка проблемы

В. В. Груздев

В последнее время в средствах массовой информации поднята получившая широкий резонанс проблема игорных заведений. Данный вопрос, являясь вопросом социальным, привлек внимание высших органов государственной власти Российской Федерации. Проект федерального закона «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению

Груздев Владислав Владимирович —

заведующий кафедрой гражданского права и государствоведения юридического факультета Костромского государственного университета им. Н. А.

Некрасова, кандидат юридических наук.

азартных игр» был внесен Президентом РФ в Государственную Думу Федерального Собрания РФ 5 октября 2006 г. В нем предусматривается переход с начала 2009 г.

на систему количественно ограниченных, особых, специально отведенных для игорных заведений зон, а сразу после вступления закона в силу предполагает серьезное ужесточение требований к существующим заведениям.

Выведение игорного бизнеса в рекреационные зоны выводит рассмотрение сути проблемы в плоскость объектов игорного бизнеса. Вместе с тем существует и другая законодательная возможность ее разрешения — за-

крепление в гражданском законодательстве категории расточительства как основания ограничения дееспособности гражданина или признания его недееспособным.

Начнем рассмотрение вопроса с одной пограничной и неоднозначно толкуемой исследователями категории, которая опосредованно присутствует в гражданском праве на протяжении многих лет.

Эгоизм (от лат. ego — я) — качество, которое выделяет человека из мира остальных живых существ, способствует осознанию им своего «Я». Одни определяют его как жизненный принцип и моральное качество, характеризующие человека с точки зрения его отношения к обществу и другим людям.

Эгоизм выражается в том, что человек руководствуется в своем поведении лишь собственными интересами, не считаясь с интересами общества и окружающих. Это одна из форм проявления индивидуализма1. Другие рассматривают его как сугубо этическое понятие, относящееся к оценке поведения человека.

Оно означает концентрацию человека на самом себе и личных интересах2.

Развернутую характеристику эгоизма дает А.

Шопенгауэр.

«Эгоизм по своей природе безграничен: человек, безусловно, желает сохранить свое существование, желает, чтобы оно было безусловно свободно от страданий, к которым принадлежит всякая нужда и лишение, желает возможно большей суммы благосостояния и желает всякого наслаждения, к которому он способен, даже старается, если можно, развить в себе еще новые способности к наслаждению. Все, что противодействует стремлениям его эгоизма, возбуждает его неудовольствие, гнев, ненависть; он видит здесь своего врага, кото-

1 См.: Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. 4-е изд. М.: Политиздат, 1981.

2 См.: Позняков Э. А.

Философия свободы.

М., 2004. С. 204—205.

рого надо уничтожить. Он желает, если можно, всем насладится, все иметь… «Все для меня, и ничего для других» — таков его девиз. Эгоизм колоссален — он возвышается над миром.

Ибо, если бы каждому отдельному человеку был предоставлен выбор между его собственным уничтожением и гибелью всего прочего мира, то нет нужды говорить, куда в огромном большинстве случаев склонился бы этот выбор.

Сообразно тому каждый делает себя сосредоточением мира, все относит к себе, все, что только происходит, даже величайшие перемены в судьбе народов прежде всего ставит в связь с тем, как это отзовется на его интересах, и, как бы последние ни были незначительны и косвенны, на первом месте думает о них.

Нет большего контраста, чем между глубоким и исключительным участием, какое каждый принимает в своем собственном «я», и равнодушием, с каким обычно относятся именно к этому «я» все прочие, — как и он к ним.

Это в конечном счете зависит от того, что всякий дан себе самому непосредственно, другие же даны ему лишь косвенным образом — через представление о них в его голове. Из эгоизма надо было бы вывести жадность, чревоугодие, сластолюбие, своекорыстие, любостяжание, несправедливость, немилосердие, гордость, тщеславие»3 и, добавим мы, как правило — собственность.

Конечно, человек способен на бескорыстие, самоотверженность, альтруизм и т. д. Но в его природе, по нашему мнению, подобная программа действий не заложена. Такая способность, скорее, есть исключение из общего правила. Постоянное проявление подобных качеств противно природе человека как человека-эгоиста, который отдает предпочтение своему «Я».

3 Шопенгауэр А.

Об основе морали // Шопенгауэр А.

Свобода воли и нравственность. М., 1992. С. 196—198.

Такую ли сущность абстрактного человека конституирует и предполагает законодатель, когда предусматривает возможность признания тех или иных людей недееспособными?

Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством (ст. 29 ГК РФ). Недееспособный не может самостоятельно совершать никаких сделок под угрозой признания их ничтожности (ст.

171 ГК РФ), все сделки от имени гражданина, признанного недееспособным, совершает его опекун — совершеннолетний дееспособный человек.

Таким образом, закон встает на охрану имущественной сферы человека, восполняя у него за счет опекуна отсутствие разума или невозможность проявления в волеизъявлении, в том числе естественного эгоистического качества любого человека.

Непонимание значения своих действий есть дефект разума, неспособность руководить ими — дефект воли. Основания, лежащие в лишении дееспособности, и в том, и в другом случае разные.

В первом случае — это идея психического дефекта, простого медицинского симптома, внешнего показателя внутреннего психического состояния человека. Во втором случае — дефект воли.

Можно ли ставить знак равенства между неспособностью руководить своими действиями (как явлением дефекта воли) и основаниями ограничения дееспособности гражданина, о которых говорится в п. 1. ст. 30 ГК РФ, или считать последние следствием первого?

Гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, мо-

жет быть ограничен судом в дееспособности (п. 1. ст. 30 ГК РФ). Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 4 мая 1990 г.

№ 4 «О практике рассмотрения судами Российской Федерации дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками и наркотическими средствами» (далее — постановление № 4) разъяснил, что злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими средствами, дающим основание для ограничения дееспособности гражданина, является такое чрезмерное или систематическое их употребление, которое находится в противоречии с интересами его семьи и влечет за собой непосильные расходы денежных средств на их приобретение, чем вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение. При этом отмечено, что закон не ставит возможность ограничения дееспособности гражданина в зависимость от признания его хроническим алкоголиком или наркоманом. Таким образом, выделяя в ст. 30 ГК РФ в качестве основания ограничения дееспособности граждан социально-экономический критерий, закон не связывает неспособность руководить своими действиями (а в более широком плане — дефект воли) с основанием ограничения дееспособности.

В целом можно признать не совсем удачной редакцию п. 1. ст. 30 ГК РФ, которая требует наличия совокупности двух условий: злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами и тяжелое материальное положение семьи.

При этом не учитывается факт, что гражданин может проживать один, т. е. не иметь семьи. В этом случае, в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, он не может быть ограничен в дееспособности. Нам представляется, что более удачно сформулирован п.

2 ст. 36 ГК Украины 2003 г., который устанав-

ливает, что «суд может ограничить гражданскую дееспособность физического лица, если оно злоупотребляет спиртными напитками, наркотическими средствами и тем ставит, себя или свою семью, а также других лиц, которых оно по закону обязано содержать, в тяжелое материальное положение».

Следует отметить, что ГК РФ не связывает существование факта систематического расточительства и иных пороков, например, таких, как увлеченность азартными играми, страсть к коллекционированию и проч. с наступлением возможного тяжелого материального положения семьи и не признает их основаниями для ограничения дееспособности.

Подтверждением того, что отечественный законодатель относит эгоизм к общему свойству, присущему природе большинства людей (абстрактного, среднего человека), участвующих в гражданско-правовых отношениях, служит следующее.

Возможность ограничения дееспособности обусловлено наступлением определенного экономического эффекта — тяжелого материального положения семьи, соединенного с неразумными тратами, вытекающими из злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами.

Из этого следует, что человек-расточитель и человек-эгоист, на первый взгляд, расположены на двух противоположных полюсах, противостоят друг другу. Остановимся на проблеме расточительства, если о ней говорить вообще уместно, поскольку она не нашла своего ясного отражения в российском законодательстве.

Проблема расточительства, как ее можно понимать, основываясь на положениях ГК РФ, — это проблема дефекта разума, поскольку, если бы это был больше дефект воли, то обоснованию такой позиции предшествовали бы следующие рассуждения, которые приво-

дит И. А.

Покровский. «Допустим, — пишет он, — что расточитель — субъект, хотя и обладающий способностью разумения, но носящий в себе некоторый иной психический дефект, например, некоторую болезненную слабость воли, лишающую его возможности контролировать свои желания. Допустим, что этот дефект стал заметным определяющим моментом всей его жизни и деятельности.

Если при этом предположении возникает мысль о необходимости ограничения его дееспособности, то основанием для такого ограничения является теперь не что иное, как тот общий принцип закона, в силу которого юридические акты требуют для себя свободной и действительной воли. Воля расточителя ослаблена, извращена, ненормальна — следовательно, необходимо ее восполне-ние…»4. Далее И.

А.

Покровский (применительно к своему времени) задается вопросом: почему результаты констатированного надлежащим образом такого психического дефекта должны дойти до порога обеднения и нищеты? На наш взгляд, необходимость достижения подобной совокупности, выраженной в количественных экономических показателях, есть внешнее проявление фактических действий человека, свидетельствующих не о случайности, а о закономерности в его поведении. Слабость воли не может стать фактом, влекущим общий вывод для других людей лишь на основании одного эпизода. Несколько подобных эпизодов могут проследить лишь близкие такому человеку люди, что констатировала еще судебная практика начала XX в. «Расточительность не есть какое-либо одно определенное действие, направленное на невыгодное пользо-

4 Покровский И. Проблема расточительства // Сборник статей по гражданскому и торговому праву. Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича. М., 2005. С. 211.

вание имуществом, а целый ряд подобных повторяющихся действий.» (Ук. 1 Деп. Сената 1910 г., № 2620)5.

К доказательствам, подтверждающим подобные факты, абз. 2 п.

7 постановления № 4 относит акты милиции и общественных организаций, справки из медицинских вытрезвителей, акты администрации об отстранении лица от работы в связи с появлением в нетрезвом состоянии либо в состоянии наркотического опьянения, копии решений судов по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по подп. «б» п. 6 ч. 1 ст.

81 ТК РФ, свидетельские показания, а также другие материалы. Таким образом, только несколько эпизодов в сочетании с указанным экономическим эффектом являются достаточной совокупностью фактов, позволяющих делать те или иные выводы. Один только факт не является основанием для вывода о правиле. Все сказанное относится именно к дефекту воли.

Дефект разума как основание признания человека недееспособным прямо закреплен в ст. 29 ГК РФ.

В противоположность данному тезису может показаться, что неспособность руководить своими действиями вследствие психического расстройства выступает одним из случаев проявления дефекта воли, который влечет признание человека недееспособным.

Но дело в том, что неспособность руководить своими действиями соединена с необходимостью выступать следствием психического расстройства6. Поэто-

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/rastochitelstvo-v-grazhdanskom-prave-postanovka-problemy

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.