Срок за перепост

Срок за репост: сколько в России осужденных за действия в интернете

Срок за перепост

Фото Стрингер / РИА Новости 15 ноября Госдума приняла поправки к 282 статье в первом чтении. Но это не единственная статья, по которой в России можно получить реальный срок за интернет-активность

В течение 2017 года международная правозащитная группа «Агора» зарегистрировала 115 706 фактов ограничения свободы интернета в России.

В начале ноября правительство утвердило правила регистрации в мессенджерах, которые вступят в силу весной 2019 года. Они привяжут всех пользователей мессенджеров к абонентским номерам мобильных телефонов, а через операторов сотовой связи — к паспортным данным. Доступ к мессенджерам смогут получить по специальному запросу ФСБ, МВД, ФСО, СВР и ФСИН.

Несмотря на обещание главы Роскомнадзора обеспечить тайну переписки, нет никакого закона, ограничивающего доступ спецслужб и государственных органов к личным сообщениям пользователей.

Зато есть «Пакет Яровой», предполагающий, что интернет-сервисы обязаны предоставлять доступ к переписке пользователей по запросу ФСБ, и статья, предусматривающая уголовную ответственность за возбуждение ненависти по расовым и религиозным принципам.

По данным ФСИН, на 21 ноября по 282 статье УК РФ реальный срок отбывают 36 человек. 282 статья Уголовного кодекса РФ предусматривает штраф в размере от 300 000 до 500 000 рублей либо лишение свободы на срок от двух до пяти лет за возбуждение ненависти и вражды по расовым или религиозным принципам.

«282 статья — это практически всегда за высказывания в той или иной форме», — говорит директор информационно-аналитического центра «СОВА» Александр Верховский (этот центр занимается проблемами национализма и ксенофобии, взаимоотношения религии и общества в России). Однако не все эти люди осуждены за провокационную интернет-активность.

«По нашим прикидкам, 95% из этих высказываний делаются онлайн, но это прикидки, естественно, на основе неполных данных», — поясняет Верховский. 

По словам Верховского, никто не ведет подсчетов, сколько осужденных получили срок за свои действия в интернете. Зачастую фигуранты дел попадают в тюрьму не только за онлайн, но и за оффлайновую активность. «Более того, я уверен, у многих из этих 36 заключенных статья 282 — не единственная и даже не основная. У них «букет», в котором основные цветочки — разное насилие», — говорит Верховский.

15 ноября Госдума в первом чтении приняла поправки к 282 статье по декриминализации репостов. После принятия поправок уголовная ответственность за экстремизм в интернете или СМИ будет наступать в том случае, если нарушение будет совершено повторно в течение одного года.

Помимо 282-й, существуют статьи 280 и 280.1 — публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности или к нарушению территориальной целостности РФ, — и 205.

2 — за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. «В принципе за высказывания еще можно вменять 354.

1 (реабилитация нацизма) и первые две части 148 (за оскорбление чувств верующих), — объясняет Верховский. — Но сомневаюсь, что там есть реально сидящие».

В 2017 году в УК РФ появилась еще одна статья, связанная с интернетом, — 274.1 — «Неправомерное воздействие на критическую инфраструктуру Российской Федерации». Она появилась после того, как в системе блокировок Роскомнадзора обнаружилась системная уязвимость, позволяющая любому лицу произвольно вносить под блокировку IP-адреса популярных ресурсов.

По данным «Агоры» (юристы этой группы вели дело мессенджера Telegram в суде), реальные сроки за активность в интернете отбывают около 100 человек: 18 были осуждены в 2015 году, 32 — в 2016-м и 48 — в 2017 году, в том числе 5 человек — с принятием принудительных мер медицинского характера (то есть помещение в психиатрическую клинику). При этом число проходивших по подобным уголовным делам подозреваемых возросло за это время вдвое — с 202 до 411.

«Есть два направления работы следователей, — объясняет юрист «Агоры» Дамир Гайнутдинов, — по интернет-активистам (за ними следят постоянно) и по статистике. Учет статистики ведется в большей степени по социальной сети «ВКонтакте». Специально для этой работы в регионах активно закупается оборудование для мониторинга соцсетей».

По данным «Агоры» зачастую ручным мониторингом соцсетей занимаются так называемые «кибердружинники» — члены добровольной молодежной организации. На сайте «Кибердружины» говорится, что в ней состоит 20 000 человек в 32 регионах России. Впрочем, пожаловаться на любой контент в организацию можно и анонимно.

По словам Дамира Гайнутдинова, главной целью поиска является выявление экстремизма.

Кибердружинники или сотрудники МВД, осуществляющие ручной мониторинг социальных сетей и сайтов, при обнаружении контента, который, как они считают, носит «экстремистский» характер, могут написать заявление, после чего будет запущена проверка с привлечением лингвистов.

Если по итогам проверки контент действительно будет признан экстремистским, то против автора или пользователя, сделавшего репост у себя на странице, будет возбуждено дело, а Роскомнадзор его заблокирует. «Роскомнадзор к уголовным делам отношения не имеет. Это ведомство лишь исполняет решение суда, — объясняет Дамир Гайнутдинов.

Единственным случаем, когда Роскомнадзор выступал инициатором судебного разбирательства, на сегодняшний день остается дело Telegram.

Согласно статье, неправомерными могут считаться действия, «совершенные публично или с использованием интернет». «То есть возбуждение ненависти в интернет-сообщениях тоже годится, — говорит Дамир Гайнутдинов.

— Во-вторых, есть постановление пленума ВС по делам об экстремизме, в котором говорится, что «вопрос о публичности … должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств». Так что не вижу никаких препятствий к тому, чтобы использовать переписку.

Тут, правда, возникает вопрос законности получения доказательства, но у наших судов с этим никогда проблем не бывает». В этом случае «Пакет Яровой» и правила регистрации в мессенджерах от 6 ноября смогут гарантировать законность получения доступа к переписке.

Источник: https://www.forbes.ru/tehnologii/369439-srok-za-repost-skolko-v-rossii-osuzhdennyh-za-deystviya-v-internete

Вас точно не посадят? За какие мемы и репосты дают срок в России

Срок за перепост

Вы можете даже не писать оскорбления в чей-то адрес в интернете. Достаточно репоста или даже лайка – а дальше суд, штраф, срок.

Разбираемся, по каким статьям в России сажают за активность в соцсетях – и что стоит делать, чтобы этого избежать.

Счет идет на сотни

Правозащитная организация «Агора» опубликовала ежегодный доклад «Свобода интернета 2017: ползучая криминализация». Правозащитники подсчитали, что в первом полугодии 2016 года по ст. 282 УК РФ (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) было вынесено 168 приговоров, в первом полугодии 2017 года – уже 205.

Авторы законопроекта об отмене сроков за репосты (об этом ниже) озвучили аналогичную статистику: в 2012 году число осужденных по 282 статье составляло 130 человек, а в 2017-м — уже 461 человек. Похожие данные приводит и центр «Сова».

Не репостите фотки Милонова, или Репостер-рецидивист

Член совета «Открытой России» Дмитрий Семенов 5 марта 2014 года опубликовал на своей странице «ВКонтакте» фото Павла Губарева (одного из лидеров непризнанной Новороссии) в форме Русского национального единства и фото ополченца с татуировкой в виде свастики.

За это Семенова привлекли к административной ответственности и оштрафовали на 1 тыс. рублей по ст. 20.3 КоАП РФ – за демонстрацию нацистской атрибутики или символики. За репост дали бы столько же (или больше – как повезет, забудьте о логике).

В 2015 году Семенов перепостил демотиватор – карикатуру на премьер-министра Дмитрия Медведева. Он был изображен в папахе с надписью «Смерть русской гадине». Картинка иллюстрировала интервью шоумена Матвея Ганапольского.

Семенова осудили по ч. 1 ст. 280 УК РФ за публичные призывы к экстремизму. Обвинитель просил суд назначить штраф в размере 200 тыс. рублей, но назначили на 50 тыс. меньше.

В 2016 году Семенов сделал два репоста фотографии депутата Виталия Милонова в футболке с надписью «Православие или смерть» – лозунгом нескольких действующих (!) в России православных организаций. Правоохранители увидели, Семенова привлекли к ответственности.

В 2012 году Милонов заявлял, что договорился с Минюстом об исключении фото из реестра. Но она по-прежнему там находится. Кинчев тоже в такой ходит, и его не запретили.

Лозунг на футболке признали экстремистским – разжигает религиозную рознь. На суде активист заявил, что к лозунгу относится отрицательно. Но это не помогло: за репосты он понёс административную ответственность по ст. 20.29 КоАП (производство и распространение экстремистских материалов). Оштрафовали на 2 тыс. рублей, по тысяче за каждый репост.

На этом история не заканчивается. В марте 2017 года Семенова оштрафовали ещё на 3 тыс. рублей за репост новости о предыдущем наказании за публикацию фотографии депутата. Самого Милонова к ответственности не привлекли.

Не учите, как правильно митинговать

Юрист Дмитрий Третьяков из Приморского края разместил сообщение из канала журналиста Аркадия Бабченко в чат сторонников Алексея Навального – открытую Telegram-группу «Операция «Утка». В нем Бабченко рассказывал, как правильно митинговать, упоминая баррикады и коктейли Молотова. Запись и репост были сделаны 13 июня 2017 года.

Против Третьякова впервые в российской судебной практике возбудили дело за репост в мессенджере. 14 марта 2018 года (спустя 9 месяцев после репоста) к юристу пришли с обыском. Его арестовали до 13 мая по ст. 280 УК РФ. В постановлении суда было указано, что «при нем и в его жилище были обнаружены явные следы преступления». В воздухе отчетливо пахло репостом.

Сотрудница правозащитного направления «Открытой России» Валентина Дехтяренко отметила: «судебная экспертиза решила, что своим репостом Третьяков призвал участников чата к «насильственным и деструктивным, разрушительным действиям», среди которых указаны «протестные митинги».

Третьяков утверждал, что репост сделал не он – у него были другой никнейм и другой аватар. Но он до сих пор находится под стражей.

К Бабченко у властей вопросов нет, оригинал текста пока не признан экстремистским.

Не любишь приезжих? На принудительные работы

Александр Еделев из Омска систематически жаловался на своей странице в социальных сетях на больше число приезжих. 40-летний безработный утверждал, что из-за них не может устроиться на хорошую работу.

На записи обратили внимание, Еделева привлекли по ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признакам национальности, религии, совершенные с использованием сети интернет). Занятие у него появилось – целых 200 часов обязательных работ.

Кроме того, заставили удалить со страниц все оскорбительные публикации. Их Еделев размещал в течение двух лет. А работу найти не мог.

За репост статей The Guardian и BuzzFeed – обвинения в гей-пропаганде

Читаете The Guardian и смотрите BuzzFeed? Не репостите материалы этих ресурсов. За подобное, к примеру, самарскую активистку Евдокию Романову признали виновной в гей-пропаганде.

Романова перепостила материалы, посвященных правам ЛГБТ в мире, во «ВКонтакте» и в . Никакого треша и порнографии: статья The Guardian о проведении референдума по поводу легализации однополых браков в Ирландии и статья BuzzFeed о проведении выставки о российских ЛГБТ-подростках в Санкт-Петербурге, а также ряд других подобных статей.

26 июля 2017 года её вызвали в полицию для дачи показаний, а 18 октября признали виновной по ч. 2 ст. 6.21 КоАП РФ – в «пропаганде нетрадиционных отношений среди несовершеннолетних с применением сети Интернет». И хоть страница девушки закрыта для всех, кроме друзей, а единственный несовершеннолетний в друзьях у Романовой – её родной брат, активистку всё равно осудили.

Романовой, можно сказать, повезло. За репост статей и ссылок (четырёх в 2015 году и одной в 2016-м) ей назначили всего лишь штраф в 50 тыс. рублей по административной статье.

Серийный экстремизм

Жителя Твери Андрея Бубеева 6 мая 2016 года приговорили к 2 годам 3 месяцам колонии-поселения за два репоста на его странице «ВКонтакте». Бубеев сделал репост материала публициста Бориса Стомахина с лозунгом о территориальной принадлежности Крыма и изображение тюбика зубной пасты с подписью на ту же тему.

Бубеева обвинили по ч.2 ст. 280 УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и ч.2 ст. 280.1 УК РФ (публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации). Прокурор просил для него 3,5 года заключения.

До этого, в августе 2015 года, Бубеева уже осуждали за подобные репосты. Он получил 10 месяцев колонии-поселения по ст. 282 УК России (возбуждение ненависти или вражды).

Стомахин, чьи материалы репостил Бубеев, также осужден. 22 апреля 2014 года ему дали 6,5 лет лишения свободы. А 20 апреля 2016 года накинули ещё трешку. В 2006-2011 годах Стомахин отбывал срок по 280 и 282 статьям УК РФ. Но не за репосты, а за собственные посты в интернете.

Осуждающий репост – всё равно репост

Дело воспитательницы Евгении Чудновец из Кургана стало, пожалуй, самым резонансным. Она сделала в закрытой группе репост ролика, в котором фиксировался факт насилия над ребёнком в лагере им. полка «Красные орлы» в Катайске. В тексте к репосту Чудновец написала, что осуждает такое поведение. Через пять часов Чудновец по совету подруги ролик удалила.

Но воспитательницу всё равно осудили. Причём не по 282 статье, а по ч. 2 ст. 242.1 УК – за распространение детской порнографии. Дали шесть месяцев лишения свободы, затем срок сократили до пяти.

Вмешались журналисты, дело придали огласке, о нем рассказали президенту. Это помогло Чудновец – спустя 2,5 месяцев в колонии её полностью оправдали и признали право на реабилитацию. Прокуратура, которая требовала посадить воспитательницу на пять лет, попросила отменить приговор из-за отсутствия состава преступления.

Детей в лагерь отправляют до сих пор.

Он лайкнул фото Эдварда Нортона в 2011 году

Казанца Витольда Филиппова в 2012 году вызвали на допрос в прокуратуру Татарстана. Он пришел, и ему предъявили скриншот его страницы «ВКонтакте» за 2011 год.

Сотрудники прокуратуры заявили, что в отношении Филиппова «ведется проверка по факту размещения экстремистских материалов, материалов, разжигающих межнациональную вражду и ненависть, и материалов, пропагандирующих фашизм и нацизм».

Что сделал Филиппов? Лайкнул кадр из фильма «Американская история Х». На фото был изображен актер Эдвард Нортон в роли Дерека Виньяра с набитой на груди свастикой. Но в 2011 году если вы ставили лайк под фото, оно автоматически сохранялось в одном из альбомов на твоей странице.

Фильм «Американская история Х» не запрещен в России. Он антифашистский, Нортона за роль Виньяра номинировали на «Оскар», по российским каналам картину не раз показывали.

Изначально Филиппова хотели осудить за экстремизм. Но через два месяца заменили уголовную статью административной – ст. 20.3 КоАП за пропаганду нацистской символики. Пропагандистское действие – нажатие кнопки «лайк». Состав преступления есть, мотива нет, но это не важно.

Первое дело, в рамках которого россиянина осудили за лайк, закончилось штрафом в 1 тыс. рублей. Теперь вы знаете, сколько стоит лайкнуть фото Нортона.

Update: Не ссорьтесь с подругами — обвинят в экстремизме

История, которая разворачивается прямо сейчас — даже не о репосте, а о сохранении картинок. В России это тоже могут посчитать экстремизмом.

Итак, 23-летняя Мария Мотузная в 2016 году сохраняла в альбом на своей странице «» разные фото из интернета. В том числе «про священников, негров».

Позднее Мотузная удалила страницу. Поэтому особенно удивилась, когда в мае 2018 года к ней нагрянули с обыском и «готовыми» понятыми из других районов.

Историю Мотузная рассказывает в :

Спросонья я разглядела там лишь две строки: ID моей старой страницы вк и формулировку: унижение негроидной расы. Естественно, я решила, что это шутка. Но когда у меня забрали телефон и начали обыск, я побледнела.

— Frolová (@La72La) July 23, 2018

До этого девушка потеряла паспорт. Она подозревает, показательное дело стали готовить уже тогда:

Маленький нюанс: ранее, я потеряла паспорт и 18 апреля ко мне пришли якобы из ОБЭПа. Спрашивали где работала, чем живу. Сказали, что на меня открыты какие-то фирмы. Уходя, полицейский сказал, что ЗА ЭТО я могу не волноваться. Дело по 282 (экстремизм) возбудили этим же вечером.

— Frolová (@La72La) July 23, 2018

Спустя два дня Мотузная поехала за копиями документов:

10.05 я поехала за копиями, там и узнала, что я экстремист) а оскорбление чувств верующих пока только на экспертизе. Картинки. На экспертизе. На уголовную статью. ТОЛЬКО ВДУМАЙТЕСЬ.

— Frolová (@La72La) July 23, 2018

Впоследствии статью об оскорблении чувств верующих также добавили в обвинение. Как и распространение нацистской символики, что Мотузная категорически отрицает.

Пока идёт разбирательство, девушка не может уехать. У неё заблокированы все карты «в связи со спонсированием терроризма».

Выяснилось, что на Мотузную донесли подруги. Не ссорьтесь с девушками, которые учатся на юридическом. Может, это их домашнее задание?

Показания свидетелей. Кого оскорбили и кто донёс в отдел по борьбе с экстремизмом. Кстати, две лучшие подружки. Учатся на уголовке. Случайность, наверное. Спойлер: все как под копирку. pic..com/BmuTChXLS0

— Frolová (@La72La) July 23, 2018

Суд над Мотузной состоится 6 августа. Девушка до сих пор не может поверить в весь этот абсурд. Но говорит:

«Если до осени дотянуть, она [картинка об оскорблении] отвалится за истечением срока привлечения».А вы делайте выводы: удаление страницы «ВКонтакте» не помогает.

Сами запрещенные картинки публиковать не будем. Но в -аккаунте «Текстовые мемы за которые ты сядешь» есть масса примеров.

Возможно, поможет удаление самих картинок, а затем страницы. А затем всего «». Но вряд ли кому-то захочется это проверить.

Хорошая новость: возможно, скоро за репосты сажать перестанут

Законопроект об отмене сроков за репосты внесли в Госдуму 26 июня. Документ подготовили депутаты Алексей Журавлев и Сергей Шаргунов. Аргументация: антиэкстремистские статьи Уголовного кодекса РФ носят «излишне репрессивный уклон».

Законопроект предполагает внесение изменений в ст. 282 Уголовного кодекса РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Если такие действия совершены публично или в соцсетях, виновнику могут дать от 2 до 6 лет тюрьмы.

Авторы законопроекта настаивают, что репосты «незначительны по степени общественной опасности», а ответственность за них несправедлива. В законопроекте предлагается наказывать, только если возбуждение ненависти или унижение достоинства совершено с применением насилия или с угрозой его применения и (или) лицом с использованием своего служебного положения либо организованной группой.

А значит, соцсети и другие сайты исключаются из «расстрельного» списка. Более того, ответственность хотят сделать административной, а наказание ослабить: штраф до 20 тыс. руб., обязательные работы до 100 часов или административный арест до 15 суток.

Подумай, прежде чем репостить

Следи за собой, будь осторожен. Мемы, надписи на футболках депутатов и осуждение насилия над детьми могут неправильно понять. Фото со свастикой тоже.

Социальные сети – общественное место, где с репостами и репостящими борются показательно. Особенно ВКонтакте. Вот уж где стоит дважды думать, чем сделать даже что-то безобидное. Но это отдельная история.

(6 , общий рейтинг: 5.00 из 5)

Источник: https://www.iphones.ru/iNotes/srok-za-repost-za-chto-sazhayut-i-po-kakim-statyam-07-30-2018

Кому грозит уголовная ответственность за лайки и репосты?

Срок за перепост

Любителям оценивать посты в соцсетях и делиться ими со своими друзьями и подписчикам следует быть осторожными, ведь в российском законодательстве предусмотрена не только административная, но и уголовная ответственность за лайки и репосты. Рассказываем, в каких случаях легко заработать реальный срок тюремного заключения и как подстраховаться от неприятностей.

Действия с последствиями

Часто случается, что мы не слишком задумываемся над тем, что постим у себя на странице, какие публикации оцениваем положительно, комментируем и высказываем резкое мнение по поводу той или иной информации. Но незнание законов и даже невольное их нарушение приводит к серьезным последствиям.

Так, уголовная ответственность за репост в интернете в соответствии со статьями 205, 280 и 354 УК РФ грозит тем, кто неосознанно или намеренно призывает:

  • к терроризму или экстремизму;
  • к нарушению границ территории России;
  • к ненависти к определенной категории лиц, принадлежащих к той или иной национальности, расе, полу, религии, соцгруппе, а также публично оскорбляет верующих.

На заметку! За репост несанкционированного митинга или размещение старых фото с нацистами под статью, вероятно, не попадешь. Отделаешься штрафом и блокировкой страницы.

Реальный срок могут схлопотать и те, кто поддерживает националистические идеи, отрицает или публикует заведомую ложь по фактам Второй мировой войны, одобряет действия фашистских захватчиков и не видит криминала в поступках преступников, осужденных на Нюрнбергском процессе.

Предусмотрена и административная ответственность за репост в интернете и комментарии, которые содержат:

  • демонстрацию нацистской свастики и атрибутики;
  • пропаганду экстремистских и террористических групп, организаций.

Наверняка многие замечали, что часто фигурирующая в новостях ИГИЛ* идет со «звездочкой» и сноской, что данная террористическая организация на территории РФ запрещена федеральным законодательством. Именно так СМИ подстраховываются от неприятностей неправильного толкования новости и от обвинений в пропаганде запрещенной организации.

Важно! Верховный суд считает, что если материал содержит призывы к насилию, ненависти, вражде, унижает достоинства определенных лиц, его автора следует судить по уголовной статье.

Верховный суд пояснил, что суды обязаны учитывать все обстоятельства правонарушения:

  • умышленно совершено деяние или «по глупости»;
  • систематичность «плохих» публикаций;
  • содержание поста или комментариев;
  • степень агрессивности автора и постящего.

Ответственность отличается в зависимости от тяжести, и за одно и то же можно получить как штраф, так и реальный срок – см.таблицу 1.

На заметку! За раскрытие личной тайны третьим лицам также можно получить от 200 тысяч штрафа до 2 лет тюрьмы.

А как же свобода слова?

Ответственность за репост экстремистских материалов и другой запрещенной информации отличается.

Если лайкнувший элегантную форму нацистов или снимки с ужасами концлагерей еще и может отделаться профилактическим разговором с полицейскими, предупреждением или административным взысканием, то тот, кто регулярно и намеренно призывает к геноциду, массовым репрессиям, нарушению территории страны путем революции или военных действий, вполне может отправиться на нары.

Количество подобных дел становится всё больше. По мнению директора ВКонтакте Андрея Рогозова, правоохранители часто не отличают намеренную публикацию экстремиста от «безобидной» иллюстрации. Так, тывинской журналистке пришлось объясняться в правоохранительных органах за публикацию интервью, которое было проиллюстрировано ретроснимками с изображением фашистской свастики.

Конечно, подобный «беспредел» властей заставил пользователей соцсетей и форумов активно обсуждать тему ответственности за репост в интернете.

Традиционно вспоминали демократию и свободу слова, рассказывали про «фантастические» способности родной полиции, которая «если захочет, то докопается до столба».

Одни предлагали пользоваться иностранными соцсетями, другие – запретить репосты вовсе, чтобы каждый отвечал только за свои посты, третьи – напоминали, что «соцсети – зло!».

Что советуют юристы

Юристы, опрошенные порталом РБК, пояснили, что законодательство не делает различий между оригиналом и репостом. К слову, и понятия «репост» в законах нет, зато есть статьи за распространение запрещенной информации, публичную демонстрацию и призывы к противоправным действиям.

Обвинителю в суде придется доказать, что:

  • действие совершено осознано;
  • информация распространена публично.

Репост – осознанное действие, поэтому в нем легко усмотреть прямой/косвенный умысел. Даже без комментариев репост публикации с запрещенным контентом может повлечь разбирательства и обвинения со стороны правоохранителей.

Вспоминается история челябинского журналиста, который в статье «Публичные призывы к экстремизму» опубликовал листовку-обращение одной из националистических организаций.

Как профессионал, он не выразил в публикации никакого мнения, позволив читателю самостоятельно сделать выводы, но оказался перед угрозой получения 4-летнего срока. Следствие посчитало, что у журналиста «сложились представления, основанные на стойком недовольстве».

На заметку! Юридические эксперты РБК не смогли вспомнить ни одного дела, которое возбудили против того, кто четко написал, что не поддерживает изложенное в статье или посте.

Следует знать, что количество друзей у пользователя соцсети, который репостнул не то, что следует, значения не имеет. Даже если у вас всего один «френд» и вы разместили на своей странице только один пост, закон сочтет это публичным распространением/демонстрацией и накажет по всей строгости.

Не смягчается ответственность за репост с удаленной страницы, ведь выложив пост в своей ленте, человек автоматически становится «автором», и неважно, кто был первоисточником и был ли он вообще. Не поможет и удаление страницы – вся история хранится, и при необходимости демонстрируется на суде.

Не поможет подстраховаться и создание фейковой странички, то есть регистрация с вымышленными персональными данными. Например, ВКонтакте активно сотрудничает с правоохранителями, и личность «преступника» быстро устанавливается.

Важно! Срок давности не имеет значения. Если в ленте пользователя «висит» даже материал 2010 года, его вполне могут посчитать «свежим» и вменить нарушителю статью.

Проблема большинства в юридической неграмотности. Обязан ли обыватель знать, на что наложен запрет, а на что – нет? Если руководствоваться постулатом, что незнание закона не освобождает от ответственности, то да, обязан.

По логике необходимо регулярно мониторить список экстремистских статей, аудио- и видеоматериалов, а также другой информации на сайте Министерства юстиции. Список на момент подготовки статьи включал почти 5 тысяч наименований, и обычный человек вряд ли дочитает его до конца, не говоря уже о том, чтобы запомнить тысячи наименований.

Поэтому юристы дают главный совет – делитесь на своей странице тем, что в принципе не может привлечь внимание правоохранителей.

А если не готовы постить котиков и кулинарные рецепты, то:

  • в качестве своего региона указывайте Москву – так меньше шансов на проверку;
  • не оформляйте на свой паспорт симки даже друзьям и родным – регистрация в соцсетях происходит по сотовому номеру, который привязан к конкретной сим-карте, поэтому доказать в дальнейшем, что страница не ваша, будет крайне сложно;
  • не сохраняйте автоматическое введение паролей – так следователи не смогут добраться до содержимого вашего компьютера, а вводить пароль силой заставить вас не могут;

Источник: https://zen.yandex.ru/media/subsidii/komu-grozit-ugolovnaia-otvetstvennost-za-laiki-i-reposty-5c94e6dab3119921e9d37a7f

Два года за репост

Срок за перепост

Как власти борются с экстремизмом в Сети

В начале мая суд приговорил жителя Твери Андрея Бубеева к двум годам и трем месяцам колонии-поселения за репосты во «ВКонтакте». Реальные сроки за записи в соцсетях дают все чаще, утверждают правозащитники и адвокаты

Андрей Бубеев   ( из личного архива)

6 мая Заволжский районный суд Твери приговорил инженера-механика Андрея Бубеева к двум годам и трем месяцам колонии-поселения за два репоста на его странице в социальной сети «ВКонтакте». Бубеев переопубликовал материал публициста Бориса Стомахина с лозунгом о территориальной принадлежности Крыма и изображение тюбика зубной пасты с подписью на ту же тему.

Как рассказала РБК адвокат, юрист правозащитной группы «Агора» Светлана Сидоркина, Бубеев обвинялся в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности (ч.2 ст.280 Уголовного кодекса РФ) и публичных призывах к осуществлению деятельности, направленной на нарушение территориальной целостности России (ч.2 ст.280.1).

На момент вынесения приговора Бубеев уже находился в заключении: летом 2015-го он был приговорен к десяти месяцам в колонии-поселении за репосты аналогичных материалов и картинок (по ст.282 УК РФ, за возбуждение ненависти или вражды) и к двум месяцам за незаконное хранение патронов (ст.222 УК). Год назад дело об экстремизме расследовало МВД, теперь — ФСБ.

Подобных дел становится все больше, говорит основатель некоммерческого проекта «РосКомСвобода» Артем Козлюк.

Как часто в России осуждают за «интернет-экстремизм»?

Определение экстремизма закрепил в 2002 году закон «О противодействии экстремистской деятельности». Среди видов такой деятельности — «насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ», «публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность», «возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни» и др.

Но только в 2012–2015 годах зафиксирован «явный тренд на ужесточение преследования за слова», до этого реальные сроки за высказывания в Сети были скорее исключениями, говорится в докладе «Агоры».

По подсчетам юристов «Агоры», число случаев привлечения пользователей Рунета к уголовной ответственности резко — почти втрое — выросло в 2012 году — до 103, в 2013-м было уже 226, в 2014-м — 132, в 2015-м — 203.

Из официальной статистики МВД следует, что в 2015 году было зарегистрировано 1308 преступлений экстремистской направленности — на 27,7% больше, чем в 2014-м. Раскрыто было 1125 таких преступлений. Показатели за первые три месяца 2016-го — 390 и 230. В статистике МВД не уточняется, сколько из этих преступлений было совершено через интернет.

По данным аналитического центра «Сова», число обвинительных приговоров, вынесенных в 2015 году за высказывания экстремистского характера разного рода, составило не менее 233, примерно 90% приходится на интернет.

Больше половины приговоров за экстремизм — это дела, связанные с публикациями в интернете и конкретно в соцсетях, согласен директор Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР) Николай Миронов.

По данным ЦЭПР, главным образом растет число осужденных по ч.1 ст.282 — «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (…

с использованием СМИ либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет»)».

В докладе центра для сравнения приводятся данные за 2011 год, когда было вынесено 82 обвинительных заключения по этой статье, и за 2015-й, когда таковых было уже 369. Сколько приговоров было связано с интернетом, ЦЭПР не уточняет.

Половина приговоров в интернете — это приговоры за материалы во «ВКонтакте», утверждает директор «Совы» Александр Верховский. По его мнению, эта соцсеть удобна тем, что имеет российскую администрацию и получить данные человека правоохранительным органам легче, чем в случае обращения к  или .

Представитель «ВКонтакте» сообщил РБК, что компания не раскрывает статистику по обращениям правоохранительных органов.

За какие действия в Рунете можно получить срок?

Наказание за экстремизм содержится во многих статьях УК, говорит Верховский.

В частности, это статьи 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), 281 (диверсия), 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) и 354 (публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).

Также к «экстремистским» относятся статьи 205.2 (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма), 354.1 (реабилитация нацизма) и ч.1 ст.148 (оскорбление чувств верующих).

У многих «экстремистских» статей размыты диспозиции (описание преступлений) и под них легко подвести разные действия, отмечает адвокат Алексей Михальчик. Решения о виновности человека по таким преступлениям принимаются судом на основании заключений экспертов, в том числе лингвистов, которые устанавливают признаки экстремизма в словах или публикациях обвиняемых, объясняет Михальчик.

Основной массив обвинительных приговоров идет по ст.280, 282 и 205.2, уточняет Верховский. По его словам, репост, за который был осужден Бубеев,  — один из наиболее частых поводов для привлечения к уголовной ответственности.

ЦЭПР в своем докладе выделяет несколько основных групп осужденных по «экстремистским» статьям.

В первую очередь это националисты и люди, не состоящие в националистических группах, но использовавшие лозунги, которые суд признавал экстремистскими. Вторая группа осужденных — религиозные экстремисты, в основном исламисты.

Третью группу составляют проукраинские активисты, которых осудили за резкие высказывания в поддержку Украины, критику действий российских властей в Крыму и Донбассе.

Экстремизм — настолько широко трактуемое прокурорами, следователями и судами понятие, что им можно признать практически все, что «мы пишем или комментируем в интернете», считает Козлюк.

По «экстремистским» статьям УК предусмотрено наказание от денежных штрафов (100 тыс. руб. и более) до реальных сроков лишения свободы — до семи лет. Использование Рунета утяжеляет наказание: например, по статье о «публичных призывах к экстремистской деятельности» публикация призывов в СМИ и интернете поднимает максимальную планку наказания с четырех до пяти лет.

Резонансные дела против интернет-пользователей в 2015–2016 годах

26 апреля 2016 года интернет-предпринимателю Антону Носику было предъявлено обвинение в «возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства с использованием СМИ» (ст.282.

1 УК). Поводом для уголовного дела послужила запись в блоге Носика в «Живом журнале» от 1 октября 2015-го. В записи автор выражал поддержку российской военной операции в Сирии и призывал к расправе над сирийцами.

30 декабря 2015 года Кировский районный суд Томска приговорил к пяти годам колонии общего режима политического активиста Вадима Тюменцева за видеозаписи, которые он публиковал на  и во «ВКонтакте».

В роликах Тюменцев, согласно решению суда, вел экстремистскую деятельность через призывы к участию в несанкционированных акциях протеста и возбуждал ненависть к жителям самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик.

Дело Тюменцева интересно тем, что суд ужесточил требования гособвинения: прокурор на процессе требовал для активиста только четырех лет колонии-поселения.

21 декабря 2015 года Октябрьский районный суд Краснодара приговорил политического активиста Дарью Поклюдову к двум годам колонии-поселения за участие в несанкционированной акции протеста, публикацию и репост записей во «ВКонтакте».

В соцсети Поклюдова размещала материалы с критикой президента Владимира Путина и положительной оценкой возможного желания отдельных граждан «присоединиться к Украине», которые суд счел призывом к насильственному изменению конституционного строя (в 2014-м в Уголовный кодекс были внесены поправки, предусматривающие за подобный призыв наказание в виде лишения свободы до пяти лет).

9 декабря 2015 года обвинение по той же статье, что и Носику (ст.282.1 УК), было предъявлено лидеру запрещенного в России движения «Русские» Дмитрию Демушкину.

Уголовное преследование лидера националистов ведется из-за публикации им в социальных сетях фотографии баннера с акции «Русский марш» 2014 года с экстремистским лозунгом.

В конце лета 2015-го Нагатинский районный суд также постановил удалить страницу Демушкина во «ВКонтакте» за изображения с демонстрацией радикальной националистической символики.

1 декабря 2015 года Сургутский городской суд приговорил к году колонии-поселения интернет-пользователя Олега Новоженина.

Тот размещал на своей странице во «ВКонтакте» аудио- и видеозаписи, в которых, по мнению суда, пропагандировал идеи запрещенных в России организаций «Правый сектор» и Misantropic Division, а также украинского добровольческого батальона «Азов». Суровое наказание Новоженин понес, несмотря на полное признание своей вины.

Как выявляют экстремистов в Рунете?

С экстремизмом в Сети борются все силовые ведомства: МВД, ФСБ, Следственный комитет. Сотрудники этих ведомств сами ищут в социальных сетях провоцирующие материалы, объяснял РБК адвокат Саркис Дарбинян.

Причем заниматься этим могут не обязательно профильные «борцы с экстремизмом» — нередко сотрудники того же МВД собирают материал под приговоры по экстремистским статьям «для исполнения «палочной» отчетности», утверждал в своем докладе ЦЭПР.

Отправить жалобу на пользователя, заподозрив того в распространении экстремистского контента в Сети, может кто угодно — физическое или юридическое лицо, говорил Дарбинян. На сайтах МВД и Генпрокуратуры есть, к примеру, специальные онлайн-формы, через которые Роскомнадзор советует подавать подобные обращения.

На очищение Сети от экстремистского контента также нацелены органы прокуратуры и Роскомнадзор.

Прокурор может направить провайдеру требование заблокировать доступ к сайту или обратиться в суд с требованием признать некий материал в интернете противозаконным.

Роскомнадзор, обнаружив публикацию в Федеральном списке экстремистских материалов, может самостоятельно внести ее в специальный реестр, с которым обязаны постоянно сверяться все провайдеры.

Генеральный прокурор и его заместители в 2014-м получили право обращаться в Роскомнадзор с требованием внесудебной блокировки сайтов, «распространяющих призывы к массовым беспорядкам, экстремистской деятельности или участию в несанкционированных массовых мероприятиях».

Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров в апреле заявлял, что за 2015 год из Генпрокуратуры поступило 144 обращения. На их основании было заблокировано 913 страниц сайтов и целых сайтов. Всего, согласно статистике Роскомнадзора, по состоянию на апрель 2016-го в России блокируется 1,3 тыс.

сайтов с экстремистским контентом.

Может ли быть ужесточена борьба с экстремизмом в Сети?

Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин в своей статье в журнале «Коммерсантъ Власть», опубликованной в начале апреля 2016-го, предложил властям задуматься о расширении «пределов цензурирования» Рунета.

Среди его инициатив — расширение ст.280 УК нормой об отрицании итогов референдума о вступлении Крыма в состав России и признаком, «предполагающим призывы к экстремистской деятельности, если они сопряжены с фальсификацией сведений об исторических фактах и событиях».

Еще одно предложение Бастрыкина — «внесудебный (административный) порядок включения информации в Федеральный список экстремистских материалов, а также блокировки доменных имен сайтов, которые распространяют экстремистскую и радикал-националистическую информацию».

Источник, близкий к администрации президента, утверждает, что большинство предложений главы СК вряд ли будет принято.

Но в конце апреля на Форуме безопасного интернета сенатор Елена Мизулина озвучила новое предложение по ужесточению контроля над пользователями: в Совете Федерации готовится законопроект о включении использования интернета в число обстоятельств, отягчающих совершение преступления.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2016/05/10/572ca7d09a794742dedc645c

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.