Тайна частной жизни и сми

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23, 24 Конституции России)

Тайна частной жизни и сми

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семей­ную тайну, защиту своей чести и доброго имени предполагает запрет любых форм произвольного вмешательства в частную жизнь со сто­роны государства, а также гарантирует защиту со стороны государства от такого вмешательства третьих лиц.

Под частной жизнью понимается физическая и духовная сфера, которая контролируется самим индивидом, свободна от внешне­го воздействия, то есть это семейная и бытовая сфера индивида, сфера его общения, отношение к религии, внеслужебные заня­тия, увлечения и иные сферы отношений, которым сам человек не желает придавать гласность, если этого не требует закон.

Личная и семейная тайна являются одним из элементов частной жизни.

К личной и семейной тайне можно отнести тайну усыновления, тайну частной жизни супругов, личные имущественные и неимуще­ственные отношения, существующие в семье и другие сведения.

Со­держание права на личную и семейную тайну составляют правомочия члена семьи требовать неразглашения соответствующих сведений и правомочия распоряжаться соответствующей информацией по свое­му усмотрению либо с согласия других членов семьи.

В процессе жизни человека различные люди на законных осно­ваниях получают информацию об определенны сторонах его частной жизни. Среди них врачи, адвокаты, нотариусы, работники правоохра­нительных органов, священнослужители и т.д.

На основании этого в законодательстве закреплены различные требования к сохранению в тайне информации о частной жизни граждан. Так, врачебную тайну составляет информация о факте обращения граждан за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении.

Но­тариус обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности.

При рассмотрении определенных категорий гражданских дел их разбира­тельство также может носить закрытый характер, в частности, по делам об усыновлении (удочерении) ребенка, а также по ходатайству лица в целях сохранения охраняемой законом тайны, неприкосновенности частной жизни (статья 10 Гражданского процессуального кодекса Рос­сийской Федерации).

В статье 24 Конституции России в развитие данного права закрепле­но, что сбор, хранение, использование и распространение информа­ции о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Согласно Федеральному закону «О персональных данных» обработка персональ­ных данных, в том числе и сведений о частной жизни лица, включая их сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение, использова­ние, распространение, может осуществляться только с согласия субъек­та персональных данных (статья 6).

При этом операторы персональных данных и третьи лица, получающие доступ к персональным данным, должны обеспечивать конфиденциальность таких данных.

В случае наличия данных о частной жизни лица, а также иной ин­формации, затрагивающей права и свободы человека и гражданина, у органов государственной власти и местного самоуправления, их долж­ностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомле­ния с соответствующими документами и материалами, если иное не предусмотрено законом.

Нарушение неприкосновенности частной жизни влечет ответ­ственность, вплоть до уголовной, за незаконное собирание либо рас­пространение сведений о частной жизни лица, составляющих его лич­ную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (статья 137 Уго­ловного кодекса Российской Федерации).

Защита чести и доброго имени гражданина осуществляется по­средством требования в судебном порядке опровержения порочащих его честь и достоинство сведений. Граждане также обладают правом требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением порочащих их честь и достоинство сведений (ста­тья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Основные законодательные акты:

  • Гражданский кодекс Российской Федерации; Уголовный кодекс Российской Федерации; 
  • Семейный кодекс Российской Федерации;
  • Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;
  • Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»;
  • Основы законодательства Российской Федерации о нотариате; 
  • Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;
  •  Федеральный закон «О персональных данных».

Источник: https://01.xn--b1aew.xn--p1ai/document/201354

Евгений Сивков: неприкосновенность частной жизни, тайна переписки, иных сообщений

Тайна частной жизни и сми

Высшие судебные органы регулярно дают разъяснения по поводу применения норм конституционного права и норм других отраслей, направленных на защиту закрепленных в Конституции прав и свобод граждан. Подобную работу в конце 2018 года проделал Пленум ВС РФ, взявший на себя труд по разъяснению правоприменительной практики норм уголовного права, стоящих на защите конституционных прав граждан.

Неприкосновенность частной жизни, тайна переписки, иных сообщений

Статьи 137, 138 УК РФ призваны защитить от нарушений частную жизни граждан, а также тайну переписки, телефонных и иных сообщений.

Комментируя практику применения ст.

137 (тайна частной жизни), судьи отметили, что уголовная ответственность за нарушение этого конституционного права не наступает в тех случаях, когда подобные сведения распространяются в государственных, общественных, прочих публичных интересах. Обязательным элементом состава преступления является нарушение воли лица на сохранение в тайне сведений о его личной (семейной) жизни.

Что касается применения ст. 138, то судьи разъяснили: состав преступления будет в наличии, когда получен доступ хотя бы к таким сведениям, как время, дата, длительность переговоров, номера абонентов.

Незаконный доступ нужно считать состоявшимся в случае ознакомления с текстом либо иным материалом, составляющим суть переписки, его записи либо копировании.

Под выражением «иные сообщения» следует понимать СМС-, ММС-, факсимильные сообщения, электронные письма, видеозвонки, передаваемые по интернету.

Форма вины по составу ст. 138 представляет собой только прямой умысел. м сообщения может быть любая информация, и не имеет значения, составляет ли она личную либо семейную тайну отправителя (получателя) сообщения.

Говоря о применении ст. 138.1 к ситуациям с приобретением так называемых шпионских гаджетов, судьи отметили:

– такое деяние наказуемо только случае прямого нарушения норм права;

– смартфоны, видеорегистраторы, диктофоны и пр. должны быть подвергнуты умышленной технической доработке, перепрограммированию, иным действиям, меняющим свойства гаджета в целях несанкционированного получения информации. Только в этом случае их можно признать специальными техническими средствами по смыслу данной статьи;

– если для признания гаджета подобным средством требуются специальные знания – следует прибегать к услугам эксперта или специалиста;

– нельзя привлекать к уголовной ответственности лиц, ошибочно (доверяя рекламе гаджета как бытового средства, не понимая сути его фактического назначения) приобретших специальные технические средства по смыслу данной статьи при помощи общедоступной интернет-площадки;

– не подлежат уголовной ответственности лица, которые приобрели гаджеты для негласного получения информации в целях личной безопасности, безопасности членов своей семьи (включая детей), целостности своего имущества, слежения за животными без намерения использовать гаджет для нарушения конституционных прав иных граждан.

Таким образом, судьи ВС РФ учли случаи объективного вменения этой статьи отдельными судами в прошлом. Уточнена субъективная сторона состава преступления (форма вины, цель), а также такой элемент объективной стороны состава преступления, как «средство».

Неприкосновенность жилища…

На Пленуме ВС были затронуты также вопросы применения ст. 139 УК, строящей на страже неприкосновенности жилища. Судьи отметили, что уголовной ответственности по данной статье подлежат лица, предпринявшие незаконное проникновение в:

– индивидуальный жилой дом со всеми его жилыми и нежилыми помещениями, такими, как веранды, гаражи, чердаки;

– жилое помещение любой формы собственности, которое входит в состав жилищного фонда и может использоваться как для постоянного, так и для временного проживания (квартира, в том числе служебная, комната в квартире или общежитии);

– прочие помещения (строения), которые не входят в состав жилищного фонда, однако предназначены для временного проживания (садовые домики, апартаменты).

А вот проникновение в структурно обособленные от индивидуального дома строения, которые не приспособлены для проживания (бани, сараи), а также в помещения, предназначенные лишь для временного нахождения (купе, каюта) квалификации по указанной статье не подлежит.

Кроме того, судьи пояснили, что следует понимать под проникновением. Такое деяние вовсе не предполагает непременного вхождения туда субъекта преступления, но оно может быть совершено путем внедрения в жилище подслушивающих устройств, приборов визуального наблюдения.

Разъяснен еще один спорный момент: если лицо проживало в помещении с согласия владельца, однако не желает покидать его по требованию хозяина, подобное деяние также не подпадает под действие ст. 139 УК.

ВС напомнил нижестоящим судам, что преступления, зафиксированные в ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, являются делами частно-публичного обвинения. Они не подлежат прекращению, если произошло только примирение сторон. Однако суд имеет право прекратить подобное дело если:

– это преступление небольшой тяжести совершено обвиняемым впервые;

– произошло примирение обвиняемого с потерпевшим;

– обвиняемый загладил причиненный им вред;

– потерпевший подал заявление о прекращении дела.

Подписывайтесь на мой канал: “Жизнь с налогами и без налогов”и будьте в курсе всех самых важных событий, связанных с налогами!Из-за постоянной блокировки моих сайтов и изъятия любой положительной информации обо мне из интернета есть смысл подписаться на меня в telegram:
@Жизнь с налогами и без
@esiov_bot

Источник: https://zen.yandex.ru/media/sivkov/evgenii-sivkov-neprikosnovennost-chastnoi-jizni-taina-perepiski-inyh-soobscenii-5c474b1703922200ad7349a2

Между частной жизнью и общественным интересом

Тайна частной жизни и сми

ЧТО ТАКОЕ ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ?

В российском законодательстве вы не найдёте определения частной жизни, поскольку его не существует. Закон призван лишь устанавливать пределы неприкосновенности частной жизни и границы вмешательства в неё.

А всё потому, что частная жизнь любого человека состоит из самых разнообразных сфер жизни: от интимной до профессиональной, от семейной до общественной.

В английском языке есть термин privacy, который охватывает все стороны частной жизни и является всеобъемлющим понятием. В русском языке ему нет эквивалента.

Первая попытка сформулировать суть этого понятия была сделана в 1890 году двумя молодыми американскими адвокатами Уорреном и Брандейсом.

Они опубликовали статью, в которой доказывали необходимость ограждать некоторых людей от бесцеремонного любопытства жёлтой прессы.

Свою позицию они аргументировали тем, что «вторжение в частную жизнь причиняет душевную боль и страдания, гораздо более серьёзные, нежели те, которые могут быть причинены простым физическим насилием».

Из-за того, что понятие частной жизни не поддаётся исчерпывающему обозначению, существует множество различных определений.

Одно из самых интересных сформулировано в Декларации о СМИ и правах человека ПАСЕ: «Неприкосновенность частной жизни — это «право вести свою жизнь по собственному усмотрению при минимальном постороннем вмешательстве в неё».

Европейский суд по правам человека определил право на неприкосновенность (уважение) частной жизни как право на то, чтобы «жить в соответствии со своими желаниями, будучи защищённым от придания этой жизни гласности».

Интересно, что именно Европейский суд своими прецедентами демонстрирует, что понятие «частная жизнь» не имеет чётких границ. В разные годы Судом признавались частью privacy имя человека, его изображение, репутация, сексуальная ориентация и интимная жизнь, неприкосновенность жилища и тайна корреспонденции, физическая и психологическая целостность личности и другие сведения о личности.

Соответственно, у каждого своё представление и понимание «частной жизни», оно зависит от возраста, пола, профессии, общественного статуса и иных характеристик конкретного человека, а также от тех норм морали, правил, традиций и обычаев, которые существуют в том или ином обществе в определённый отрезок времени.

Об этом легко рассуждать, когда ты не сталкиваешься в своей работе с выбором: переступить через границы частной жизни, распространив важные для общества сведения, или оградить себя от возможных претензий и разбирательств.

Риск нарушения права на неприкосновенность частной жизни преследует, безусловно, каждого журналиста, если он работает с информацией о людях.

И ответственность может наступить самая разная: уголовная, административная, гражданско-правовая.

А посему единственная возможность защитить себя — это иметь представление о законодательстве, регулирующем право на частную жизнь.

ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ В РОССИИ — ЭТО…

До 2013 года российские СМИ не часто сталкивались с исками и иными претензиями о вторжении в частную жизнь.

В многотысячной массе исков о диффамации (а именно эта категория претензий к СМИ была и остаётся самой многочисленной) иногда встречались дела о защите частной жизни.

Заканчивались они, как правило, положительно для журналистов и редакций СМИ, что объяснить можно, пожалуй, только долгим отсутствием необходимого законодательного регулирования.

Право иметь и защищать частную жизнь декларируется в Конституции с 1993 года. А Закон о СМИ гласит, что журналист обязан получать согласие на распространение сведений о личной жизни гражданина, за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов.

С 1 октября 2013 года начала действовать статья 152.2 Гражданского кодекса РФ, которая называется «Охрана частной жизни гражданина».

Долгожданная и необходимая нашему законодательству норма, к сожалению, представляет собой не самый удачный вариант правового регулирования и не самый качественный вариант юридической мысли.

Законодатель попытался определить примерный перечень сведений, которые следует относить к информации о частной жизни: это сведения о происхождении гражданина, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни.

С законодательно урегулированным термином «место пребывания или жительства» юристам все более или менее понятно. Но проблема их толкования также осталась нерешённой.

Ни в одном другом нормативном и подзаконном акте действующего российского законодательства нет определения того, что следует считать личной и семейной жизнью, а это не исключает возможность вольного толкования этих понятий судьями, например.

А вот формулировка «сведения о происхождении» вызывает недоумение и непонимание того, какой истинный смысл вкладывали создатели в этот закон.

Национальность, место рождения, имущественное, социальное, культурное или любое иное положение и даже характеристика семьи, из которой произошёл гражданин, и многое-многое другое — всё это можно отнести к происхождению человека.

Такая не ясная, расплывчатая формулировка позволяет опасаться того, что почти любая информация о человеке в публикациях СМИ при желании может быть отнесена к его частной жизни. А, следовательно, на её распространение каждый раз нужно будет спрашивать согласие.

Кстати, о согласии. Оно может быть любым: устным, письменным или молчаливым. Ведь каждый формат имеет свои плюсы и минусы.

Если решите делать письменные согласия, столкнётесь с проблемой хранения многочисленных бумажек.

Остановитесь на простом способе устного согласования, будьте готовы, что человеческий фактор никто не отменял и есть риск, что герой вашей публикации впоследствии откажется от своих слов.

КОГДА СМИ МОГУТ РАЗГЛАШАТЬ ИНФОРМАЦИЮ О ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ?

В любом судебном процессе о вторжении в частную жизнь перед судьёй стоит сложная задача найти баланс между двумя конкурирующими конституционными правами: правом гражданина на неприкосновенность частной жизни и правом СМИ на распространение информации.

И весы правосудия будут склоняться в ту или иную сторону с учётом нескольких важных обстоятельств: журналисты предоставляли обществу значимую для них информацию или подогревали их любопытство подробностями личной жизни человека? Была распространена информация о рядовом гражданине или, например, об известном политике, о звезде шоу-бизнеса? Каким образом были получены сведения: при съёмке в общественном месте, вытащены из социальных сетей или переданы анонимом?

Как уже упоминалось, Закон о СМИ с самого момента его принятия в 1991 году дал журналистам право распространять сведения о частной жизни граждан при наличии общественного интереса.

Никаких других границ и рамок определено не было.

Этические стандарты и нормы профессии также говорят о цели защиты общественного интереса как единственном возможном основании распространения информации о частной жизни героев журналистских публикаций.

Сейчас закон позволяет прессе публиковать сведения о частной жизни в случаях, если преследуется цель защиты государственного, общественного или иного публичного интереса.

За последние десять лет оформилась целая «концепция общественного интереса».

И сведения о частной жизни, и персональные данные, и изображения людей можно распространять без их согласия при наличии важной цели — защиты общественного интереса.

Но есть серьёзная практическая проблема: ещё нужно доказать, что информация является значимой для общества. Медиаюристы сталкиваются с ней в судебных процессах регулярно.

Источник: https://jrnlst.ru/content/mezhdu-chastnoy-zhiznyu-i-obshchestvennym-interesom

Прокуратура разъясняет: «Уголовная ответственность за распространение сведений о частной жизни лица»

Тайна частной жизни и сми

Внимание!Уважаемые пользователи! Вы находитесь на старой версии сайта Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской Федерации теперь находится на

Едином портале прокуратуры Российской Федерации по ссылке

     Зачастую в средствах массовой информации, преимущественно через социальные сети в системе Интернет, имеют место случаи умышленного распространения некоторыми лицами фотографий, видеороликов, сообщений информационного характера, содержание которых нарушает право другого лица на неприкосновенность частной жизни, на личную и семейную тайну. Часто такая информация носит  порочащий  гражданина  характер.

     Распространяя такие сведения, злоумышленник не задумывается о том, что данные  действия являются уголовно-наказуемыми.

     Статьей 137 Уголовного кодекса Российской Федерации установлена уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни.

     Предметом преступления являются сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну.

     К таким сведениям относятся, например, выписки из истории болезни, фотографии, аудиовидеозаписи, иные материалы и документы.

     Объективная сторона преступления выражается в активной форме поведения путем:

     1) незаконного собирания сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия;

     2) незаконного распространения таких сведений без согласия лица;

     3) распространения этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся  произведении или в  средствах массовой информации.

     Собиранием   сведений  о частной жизни лица  понимается  любой способ их  незаконного получения — подслушивание, опрос лиц, фотографирование, аудиовидеозапись информации, ознакомление с документами и материалами, их похищение, копирование без согласия потерпевшего, а также сбор  информации с нарушением процедуры, установленной законом.

     Распространением сведений  является любое незаконное или без согласия лица их доведение до  хотя бы одного человека.

     К незаконному распространению сведений относится: доведение до сведения иных лиц  в публичном выступлении (на собрании, лекции, митинге) определенной информации о  частной жизни лица, который не давал на это своего разрешения, опубликование сведений, фото, видеоматериалов в средствах  массовой информации, в том числе через сеть Интернет.

     Собирание и распространение информации, основанное на положениях закона, например уголовно-процессуального, о полиции, об оперативно-розыскной деятельности, о средствах массовой информации, не образует рассматриваемого состава преступления.

     Состав преступления формальный.  Преступление является оконченным  с момента выполнения противоправных действий по собиранию или распространению информации о частной жизни человека.

     Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла.

Виновный осознает, что незаконно без согласия соответствующего лица собирает или распространяет сведения, составляющие его личную или семейную тайну, или распространяет эти сведения в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации и желает выполнить такие действия.

     Уголовная ответственность за совершение данного преступления наступает с 16-летнего возраста.

     Если преступление совершено лицом с использованием своего служебного положения, то данные действия  содержат  признаки состава, предусмотренного ч. 2 ст. 137 УК РФ.

     Им является лицо, незаконно собирающее или распространяющее сведения о частной жизни лица с использованием своего служебного положения. Это лицо необязательно должно быть должностным.

Достаточно того, чтобы его служебное положение позволяло ему собирать сведения или воспользоваться ими по своему усмотрению. При этом место службы роли не играет.

Это может быть государственный или муниципальный орган, государственная организация, частная организация.

     Частью 3 ст.

137 УК РФ установлена повышенная уголовная ответственность за незаконное распространение в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях информации, указывающей на личность несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, по уголовному делу, либо информации, содержащей описание полученных им в связи с преступлением физических или нравственных страданий, повлекшее причинение вреда здоровью несовершеннолетнего, или психическое расстройство несовершеннолетнего, или иные тяжкие последствия.

     Объективная сторона этого состава преступления состоит в публичном распространении сведений о несовершеннолетнем, не достигшем шестнадцати лет, сведений, связанных с уголовным делом, и содержащих описание страданий несовершеннолетнего в этой связи.

Обязательным признаком объективной стороны этого состава преступления является наступление последствий в виде причинения вреда здоровью несовершеннолетнего, или его психического расстройства, или иных тяжких последствий (например, покушении на самоубийство).

     В зависимости от характера совершенного преступления санкцией ст. 137 УК РФ предусмотрены альтернативные виды наказаний: штраф – максимальный размер которого может составлять  до 350 тыс.

рублей или в размере заработной платы осужденного (иного дохода)  за период  до  3 лет  обязательные работы до 360 часов, исправительные работы до 1 года,  принудительные работы  на срок до 5 лет,  а также лишение  свободы  до 5 лет.

     За  нарушение неприкосновенности частной жизни  по приговору суда с осужденного может быть взыскана  и компенсация морального вреда в пользу потерпевшего.

Посмотреть новость на региональном сайте Прокуратуры

Актуальные новости и аналитика в прямом эфире

Источник: https://genproc.gov.ru/smi/news/regionalnews/news-1788698/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.