В иске о взыскании неосновательного обогащения отказать

Неосновательное обогащение и применение ст. 1109 ГК РФ. Решение суда: «Отказать в исковых требованиях о взыскании в счет неосновательного обогащения»

В иске о взыскании неосновательного обогащения отказать

Не знаю почему, но многие юристы смотрят в одну статью ГК РФ, но, не понимая, что гражданское право представляет собой систему, а не просто произвольный и хаотичный набор статей, не видят других статей, имеющих отношение к спорной ситуации. Я хочу поделиться делом из своей адвокатской практики, когда представитель истца именно так однобоко читал нормы о неосновательном обогащении. Ссылаясь на ст. 1102 ГК РФ он забыл о том, что есть еще ст. 1109 ГК РФ.

Фабула

Сожитель и сожительница, условно Иванов и Петрова несколько лет проживали в фактически супружеских отношениях. Иванов работал, а Петрова была на пенсии по инвалидности, а затем по старости. Они жили совместно, и у них был единый бюджет. Эти обстоятельства никто не оспаривал.

В один прекрасный момент было принято решение купить автомобиль. Покупателем автомобиля был Иванов. Он же внес первоначальный взнос, а часть денег получил в кредит от банка. В итоге Иванов стал собственником автомобиля.

Но все хорошее когда-то заканчивается и однажды Иванов и Петрова расстались. Автомобиль остался у Иванова. В то же время практически все платежи по кредиту на счет Иванова в банке вносились Петровой. На момент прекращения отношений было выплачено около 380 000 рублей.

В итоге Иванов получил по почте исковое заявление Петровой о взыскании с него всей указанной суммы в качестве неосновательного обогащения.

Правовая позиция истца

В исковом заявлении говорилось, что, так как все платежи по кредиту вносились Петровой, а автомобиль был в собственности Иванова, то это означает, что Иванов неосновательно обогатился, так как отсутствовали правовые основания для сбережения им указанных сумм.

В судебном заседании Петрова утверждала, что у Иванова и не было никаких своих средств для внесения первоначального взноса, а также для погашения кредита. Она пыталась убедить суд в том, что Иванов и не работал, а если и работал, то почти ничего не зарабатывал. Все деньги, которые уплачивались по кредиту, исходя из её объяснений, были ее личными денежными средствами.

Правовая позиция ответчика:

Иск о взыскании неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению по праву

С моей точки зрения позиция истца вне зависимости от того, её ли средства уплачивались за автомобиль и по погашению кредита или нет, не содержала каких-либо правовых оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании неосновательного обогащения. Иначе говоря, в принципе нам вовсе нечего было доказывать, так как иск не подлежал удовлетворению по праву. Наша позиция была следующей.

В исковом заявлении истец воспроизвел только часть ст.

1102 ГК РФ, а именно, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Между тем, истец забыл о том, что эту часть статьи надо еще дополнить фразой за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. А эта фраза в данном случае имела решающее значение.

А какие же исключения существуют в ст. 1109 ГК РФ из правил о неосновательном обогащении применительно к нашему спору? Ст. 1109 ГК РФ предусматривает в частности следующее:

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности

В исковом заявлении Петрова не говорила о том, что между ней и ответчиком существовало какое-либо обязательство. В судебном заседании я спросил у неё, а во исполнение какого обязательства она оплачивала платежи по кредиту? Ни она, ни её представитель так и не смогли вразумительно пояснить, оплачивала ли она деньги, полагая, что между ними есть какое-либо обязательство.

Иначе говоря, сама сторона истца фактически подтвердила, что Петрова, уплачивая деньги на счет Иванова, знала, что у нее нет никакого обязательства их совершать. Петрова, зная о том, что обязательства отсутствуют неоднократно перечисляла деньги, т.е. на её требования распространяется исключение, предусмотренное ст. 1109 ГК РФ.

Неосновательное обогащение подразумевает либо наличие ошибочного платежа, т.е.

если деньги по ошибке переведены не тому лицу, либо тому лицу, но в размере, превышающем договорные обязательства; либо отпадение основания, по которому были получены деньги, например, при признании договора незаключенным, при расторжении договора, когда были произведены авансовые выплаты и иных подобных случаях.

В то же время когда кто-либо сознательно переводит деньги, говоря, что отсутствовало какое-либо обязательство, такое поведение ГК РФ рассматривает, как не заслуживающее защиты, так как в данном случае не было ошибки или не отпадало основание, по которому предполагалась уплата денег.

Когда лицо сознательно переводит деньги, зная об отсутствии обязательства, говоря, что нет договорных отношений, его мотивы могут быть самыми разными: тут и желание отблагодарить кого-либо за что-то, и помощь, например, сожителю, и иные подобные мотивы. Но самое главное, что в данном случае нет необходимости у получателя имущества доказывать наличия таких мотивов плательщика, а важно то, что человек сознательно переводил деньги, зная об отсутствии обязательства.

Могу сказать, что в своей практике я неоднократно стакивался с непониманием того, что существуют исключения из правил неосновательного обогащения в силу вышеназванной нормы, но многие просто не замечают или не хотят замечать ст. 1109 ГК РФ.

На самом деле, конечно же, данных доводов было достаточно для отказа в иске, но мы, зная риски неправильного понимания права судами, подготовили еще и возражения, основанные на доказательствах, исходя из которых, деньги уплачивались именно из средств ответчика.

Иск о взыскании неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению в связи с тем, что оплата кредита производилась из средств ответчика

Очень хорошо, что Петрова говорила о том, что у Иванова не было денег для оплаты кредита. Мы представили сведения о доходах Иванова, из которых следовало, что его заработная плата более, чем в три раза превышала ежемесячный платеж. Данные доказательства показали суду лживость объяснений Петровой.

Кроме того, мы представили распечатки по банковской карте ответчика, из которой следовало, что практически по 80% платежей по кредиту за день или несколько дней до их оплаты снимались суммы равные платежу по кредиту, либо большие. Иванов утверждал, что, так как днем он работает, а сожительница на пенсии, то он передавал ей свою карточку для снятия денег и уплаты платежей.

Таким образом, позиция ответчика заключалась в том, что это именно его средства шли на уплату кредита.

Петрова, увидев представленные нами документы, стала говорить, что она этих денег никогда не видела, что ответчик их куда-то тратил. Тогда возник вопрос, если ответчик ничего не приносил в общий бюджет, то откуда Петрова брала деньги на платеж по кредиту. Она получала пенсию, а ежемесячный платеж был даже чуть больше, чем размер пенсии.

Я её спросил, а на что они жили, если ответчик денег не приносил, а пенсия вся тратилась на платежи по кредиту. Петрова стала утверждать, что у нее дома очень много денег и их хватало в том числе и на платежи по кредиту. Тогда я задал ей вопрос, а если у нее столько много денег, то зачем брали кредит и переплачивали проценты. В итоге Петрова запуталась, и все это видно было суду.

Суд понимал, что она просто сочиняет на ходу.

В итоге в удовлетворении требования о взыскании неосновательного обогащения было отказано. На решение была подана апелляционная жалоба, в которой представитель истца ссылался в частности на судебную практику апелляционного суда, приводя выдержки из конкретных дел.

Между тем, когда судья апелляционного суда зачитывала апелляционную жалобу, сказала, что представитель истца ссылается на, как ему кажется практику данного суда.

Многие, к сожалению, будучи не в состоянии определить сходство и различие дел, просто урвать неких апелляционных определений, не замечая, что эти определения о совсем другом.

Апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения, даже не вникая в то, чьи платились деньги, так как на самом деле было достаточно применить лишь ст. 1109 ГК РФ. 

P.S.

Несмотря на то, что решение состоялось в пользу моего доверителя, я не согласен с существующим в настоящее время вариантом ст. 1109 ГК РФ именно в части его применения к отношениям сожителей. Кто желает ознакомиться с проблемой и тем, как она решается в США, предлагаю почитать мои публикации на Закон.ру: 

Constuctive trust и unjust enrichment vs Неосновательное обогащение. Анализ одного судебного спора.

Раздел имущества сожителей в штате Вашингтон и в Канаде — хороший пример для формирования российской судебной практики.

Источник: https://pravorub.ru/cases/82709.html

Юридические услуги в Барнауле

В иске о взыскании неосновательного обогащения отказать

Судья Карань Л.П. Дело № 33-8304/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

04 сентября 2018 года город Барнаул

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу представителя истца С.В.В.-Ч.А.Ю. на решение Алтайского районного суда Алтайского края от 28 июня 2018 года по делу по иску С.В.В. к индивидуальному предпринимателю Г.Т.Ф. о взыскании неосновательного обогащения.

Заслушав доклад судьи Гореловой Т.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

С.В.В. обратился в суд с иском к ИП Г.Т.Ф. о взыскании суммы неосновательного обогащения.

В обоснование заявленных требований указал, что 09 февраля 2016 года между С.В.В. и ИП Г.Т.Ф. был заключен договор о совместной деятельности, предметом которого являлось создание, организация, открытие и ведение предпринимательской деятельности, а именно магазинов розничной торговли.

По условиям договора (п. 3.1.) и п. 1.1. Договора займа (приложение № 1 к Договору) С.В.В. предоставляет денежные средства в размере 8 500 000 рублей для организации, запуска и ведения деятельности, указанной в п. 1.1. Договора.

ИП Г.Т.Ф. осуществляет создание, запуск и работу магазинов, указанных в п. 1.1. Договора, полный контроль и управление данной деятельностью; предоставляет помещение в виде двух этажей (мансардный и цокольный) для открытия и работы магазинов, указанных в п. 1.1.

Договора, расположенных по адресу: Алтайского края, , на основании заключённого договора аренды с собственником помещения; обеспечивает доходность и прибыльность по видам деятельности, указанным в п. 1 Договора, на условиях совместного сотрудничества.

Прибыль распределяется в соответствии с порядком и условиями, указанным в п. 5 Договора (п. п. 3.2., 3.3., 3.4.Договора).

13 мая 2016 года между сторонами заключено соглашение о расторжении Договора о совместной деятельности от 09 февраля 2016 года.

05 мая 2016 года стороны совместно провели учёт товаров по указанным выше магазинам (инвентаризация, которая не была выполнена в полном объёме, было описано и учтено только фактическое наличие товара).

При проведении учёта комиссией был составлен сводный документ (опись) – «Свод (Реестр документов)», в котором отражено, что товар, согласно фактурам, был закуплен на общую сумму 4 501 098, 47 рублей, а передан он был на общую сумму 7 884 739, 50 рублей (цена + торговая наценка), разница составила 3 383 641, 03 рублей.

Истец полагает, что сумма в размере 3 383 641, 03 рублей является неосновательным обогащением ответчика ИП Г.Т.Ф. и просит взыскать её с ответчика в пользу истца, а также взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 334 585, 72 рублей, расходы по уплате государственной пошлины при подаче иска в сумме 26 791, 14 рублей.

Решением Алтайского районного суда Алтайского края от 28 июня 2018 года исковые требования С.В.В. оставлены без удовлетворения в полном объеме.

Взыскано со С.В.В. в пользу ИП Г.Т.Ф. в возмещение расходов на оплату услуг представителя 25 000 рублей.

В апелляционной жалобе истец С.В.В., действующий через представителя Ч.А.Ю. просит решение суда отменить, принять новый судебный акт.

Повторно излагая фактические обстоятельства дела и доводы, положенные в основу заявленных исковых требований, указывает на непринятие судом во внимание, что ответчиком переданы товарно-материальные ценности и прочее имущество по розничным ценам, а не по закупочной стоимости. К акту не были приложены документы, подтверждающие стоимость товарно-материальных ценностей.

Инвентаризация проведена ненадлежащим образом, поскольку произведен учет только фактического наличия товара, без определения данных бухгалтерского учета количества товара на момент проведения инвентаризации.

По делу назначалась бухгалтерская экспертиза, которая не была проведена в связи с отказом ответчика в предоставлении документов по закупу товара, которые являются доказательством по делу о неосновательном обогащении ответчика.

Полагает, что судом поверхностно, не полно и не всесторонне рассмотрено дело, вследствие чего исковое заявление необоснованно оставлено без удовлетворения.

В возражениях представитель ответчика просит оставить решение суда без изменения, жалобу -без удовлетворения.

В суде апелляционной инстанции представитель истца доводы апелляционной жалобы поддержал, представитель ответчика с доводами жалобы не согласился, полагал решение является законным и обоснованным.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежаще, об уважительности причин неявки не уведомили, что в силу ч.3 ст.167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для рассмотрения гражданского дела в их отсутствие.

Выслушав участников процесса, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения, исходя из доводов, изложенных в жалобе, судебная коллегия не находит оснований для отмены оспариваемого судебного акта.

В соответствии с п. 1 ст.

1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 данного Кодекса. Правила, предусмотренные этой главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

По смыслу закона неосновательное обогащение является неосновательным приобретением (сбережением) имущества за счет другого лица без должного правового основания.

Обязательства из неосновательного обогащения возникают при следующих условиях: наличие приобретения или сбережения имущества; приобретение или сбережение произведено за счет другого лица; приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого не основано ни на законе (иных правовых актах), ни на сделке, то есть происходит неосновательно.

В силу ст. 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.

Согласно ч. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что 09 февраля 2016 года между ИП Г.Т.Ф., действующей через представителя Г.В.Г., и С.В.В. заключен договор о совместной деятельности, согласно п. 1.

1 которого стороны обязуются совместно действовать для достижения общих хозяйственных целей – создание, организация, открытие и ведение предпринимательской деятельности, а именно магазинов розничной торговли магазин «ЛЕО Детский мир», салон женской обуви «МИО», салон оптика «МИО» и магазин мебели «РИО» по адресу: .

Согласно п. 3.1 договора С.В.В. предоставляет денежные средства в размере 8 500 000 руб. для организации, запуска и ведения деятельности указанной в п.1.1 договора.

Источник: https://kontora.pro/opyt/sud-otklonil-isk-o-vzyskanii-neosnovatelnogo-obogashcheniya-v-summe-3-383-641-rub

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.